РУССКОГО ШАНХАЙЦА
«Взгляд оставляет на вещи след»
Иосиф Бродский

Официальный сайт «русского шанхайца» Михаила Дроздова, на страницах которого он предпринимает попытку рассказать о себе через призму давнего увлечения – коллекционирования редких эмигрантских изданий. Автор сайта надеется, что ему удастся послужить как делу дальнейшей популяризации известных эмигрантских авторов, так и извлечению из-под завалов времени полузабытых имен деятелей русского зарубежья. Подробнее об этой коллекции...

  • КНИГИ

    Книги и журналы, изданные как в эмиграции, так и на родине; с автографами и без.

  • КАРТИНЫ

    Картины русских и зарубежных художников, прочие предметы искусства.

  • ПИСЬМА

    Письма и документы эмиграции, рукописи, фотографии.

  • РАРИТЕТЫ

    Прочие раритеты: открытки, денежные знаки, личные вещи деятелей эмиграции и т.п.

Предметов в коллекции: 942 / На сайте: 515
Последние 16 предметов в коллекции


«К подержанным вещам,
имеющим царапины и пятна,
у времени чуть больше, вероятно,
доверия…»
Иосиф Бродский

Вся коллекция

«Уроженец Владивостока!
Такому с самого детства
От Пушкина и от Блока
Уже никуда не деться!»
— Иван Елагин

  • Генис Александр «Довлатов и окрестности», — Москва, 2004

    29
    ОКТ

    Генис Александр «Довлатов и окрестности», — Москва: Вагриус, 2004, 288 стр.

    Заметка находится в процессе написания.

  • Ги де Мопассан «Бесполезная красота», — Санкт-Петербург, 2012

    12
    ОКТ

    Ги де Мопассан «Бесполезная красота. Новеллы», — Санкт-Петербург: Азбука-Классика, 2012, 292 стр.

    В советские времена Мопассан считался чуть ли не символом французской фривольности. Возможно что так оно и было, ведь он не останавливался на описании чувств, но шел дальше, к тому острию, который не принято было класть на бумагу.

    Современный же читатель, скорее всего, этой «запретности» даже не заметит. Знакомясь с рассказами Мопассана сегодня, скорее обращаешь внимание на предметы французского быта, описание нравов и отношений, которые весьма отличаются от жизни сегодняшней. Из действительно «смелых», даже теперь, рассказов, вошедших в сборник, можно назвать, пожалуй, одну лишь «Мушку». 

    Что же касается чисто литературных моментов, то стоит отметить, что стиль Мопассана, пожалуй, слишком торжественен, приторен и нетороплив. Тем не менее это хорошее чтение для всех, кто хочет поразмышлять о превратностях любви. 

  • Авченко Василий «Глобус Владивостока», — Москва, 2012

    24
    СЕН

    Авченко Василий «Глобус Владивостока. Краткий разговорник-путеводитель (комментарии к ненаписанному роману)», — Москва: Ad Marginem, 2012, 112 стр.

    Отправившись в очередной раз в отпуск во Владивосток я взял с собой не путеводитель  (было бы смешно коренному выходцу из «города нашенского» бродить по нему с путеводителем), а именно эту тоненькую книжечку, вышедшую из-под пера моего приятеля Василия Авченко. Написанная в необычном и невстречавшемся мне раньше жанре «комментариев к ненаписанному роману», она представляет собой собрание фактов, легенд, имен и словечек, которые в своей совокупности дают такой объемный взгляд на город, который никакому путеводителю не по зубам. 

    Кстати, хорошее ориентирование во всех этих местных топонимических, биографических и мифических изысках, прекрасно и надежно работает в качестве системы «свой-чужой», которая безошибочно отделит настоящего владивостокца от «понаехавших». Конечно же книжку можно и нужно продолжать и расширять. Так, скажем, я бы дополнил «Глобус» улицей Нейбута, называемой в народе «улицей обиженных женщин», припомнил бы Владимира Пукало вкупе с бригадиром Ришко (местные сразу поймут о чем это я ), порассуждал о «Черепе» и «ПИСе», а также рассказал почему Андерсен, вопреки сложившемуся мнению, была женщиной и писала не сказки, а стихи. Прочтём до конца?

  • Н.А. Троицкий «Мой ‘Архипелаг'»

    17
    СЕН

    troitskiy-n-foto-1(Глава из книги «ТЫ, МОЁ СТОЛЕТИЕ…»)

    В «Коллекции русского шанхайца» есть несколько книг Н.А.Троицкого (Б.Яковлева), в том числе и редчайшая его книга «Концентрационные лагери СССР», вышедшая первым изданием в 1955 году. Её ждала уникальная судьба — книга была запрещена на Западе, а большая часть её тиража была изъята и уничтожена.  Переиздание появилось лишь в 1983 году. Ниже публикуется глава из мемуаров Н.А.Троицкого в которой он сам делится воспоминаниями о выходе книги, которую по праву можно назвать «книгой трудной судьбы».

    В кабинет заглянула Лидия Александровна. На мой молчаливый вопрос – шёпотом: “Борис Александрович, к вам немцы. Пригласить?”. Я вздохнул. Как же мне надоели эти визитёры! Чуть ли не каждый день я был вынужден тратить по нескольку часов на приёмы именитых американцев, конгрессменов и даже сенаторов, которые хотели всё видеть и всё знать. По-видимому [их интересовало], насколько по назначению расходуются выделяемые Комитету средства. Впрочем, были и полезные встречи. Недавно [у меня] брал интервью Лайонс, [а еще] нас посетила Александра Львовна Толстая. Но иногда приходилось заниматься и такими, как какой-то знаменитый в прошлом бейсболист, водить их с экскурсиями по Институту, представлять сотрудников, выслушивать пустопорожнюю болтовню… И вот теперь немцы. Но куда деваться?

    Однако на этот раз мои посетители оказались гостями не то что незваными, а, напротив, желанными. Два бывших оберстлейтенанта Вермахта предложили заняться обработкой и обобщением свидетельских показаний немецких военнопленных, возвращавшихся из мест содержания в Советском Союзе. Прочтём до конца?

© 2013-2016 «Коллекция русского шанхайца»

Для использования материалов коллекции в какой бы то ни было форме, требуется письменное разрешение владельца сайта.

Пожалуйста, напишите ваше имя. Пожалуйста, введите ваш e-mail. Пожалуйста, оставьте сообщение.
Войти